СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава

В вагоне много народу, и все просто, непосредственно говорят меж собой, все радостные и отлично настроены – означает, их связывают какие-то общие интересы. Один пассажир – приличный мужик, которого облаком кутал явственный запах корицы и алоэ, дружественно мне кивнул, сел рядом и развернул газету. Иногда он отвлекался от чтения, мы СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, как обычно бывает в дороге, дискутировали о всякой всячине. Оказалось, что я полностью могу поддерживать таковой разговор, по последней мере, память меня никак не подводила. Потом мой сосед произнес:

– Bы, естественно, один из наших. Сейчас Запад отправляет отборных делегатов. Я рад, что конгресс соберется в Нью-Йорке, мне еще не приходилось бывать СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава в восточных штатах. Разрешите представиться: P. П. Болдер, компания «Болдер и сын» в городке Хикори-Гроув, штат Миссури.

Ни к чему такому не готовый, я все таки не дрогнул, как и подобает мужчине в тяжелую минутку.

Нужно тотчас совершить ритуал крещения и действовать одному в 3-х лицах: малыш, священник СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава и родитель. Мозг работал медлительно, но пришли на выручку чувства. Острый запах фармацевтических средств, исходивший от соседа, навел меня на удачную идея.

– Меня зовут Эдвард Пинкхаммер, – произнес я без запинки. – Я провизор, живу в Корнополисе, штат Канзас.

– Я знал, что вы провизор, – разлюбезно отвечал мой спутник СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава. – Я сходу увидел у вас на указательном пальце правой руки мозоль от пестика, у всех нас натерто это место. Вы, понятно, тоже делегат на наш всеамериканский конгресс.

– А что, все эти люди – провизоры? – опешил я.

– Естественно. Этот вагон идет прямо с Запада. И они все провизоры старенькой закалки, не СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава то что сегодняшние фармацевты, которые только и знают запатентованные пилюли да ампулы и не готовят лекарства сами. Нет, мы своими руками процеживаем микстуры и изготовляем таблетки, по весне не гнушаемся вести торговлю огородными семенами, а заодно и сластями, и даже обувью. Говорю вам честно, Хампинкер, на этом конгрессе я выскажу СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава кое-что новенькое, людям необходимы свежайшие идеи. Вот, к примеру, вы понимаете флаконы с рвотным порошком и сегнетовой солью; в одном случае это виннокислый калий плюс сурьма, в другом – плюс натрий; одно, как вы понимаете, яд. Другое – совсем невредное снадобье. Но наклейки совсем не сложно спутать. Где практически все СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава провизоры держат эти флаконы? Как можно далее друг от друга, на различных полках. И зря! А я так скажу: держите их рядышком, чтоб в всякую минутку сопоставить и тем избежать ошибок. Вам понятна моя идея?

– Мне кажется, это очень здравое рассуждение, – произнес я.

– Вот и отлично! Означает, когда я npeпoднecy его СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава конгрессу, вы меня поддержите. Эти мастера кремов да косметики из восточных штатов представляют, что они умней всех, но мы их оставим в дурачинах с их таблетками-пипетками.

– Рад быть вам полезен, – с одушевлением отозвался я. – Означает, два флакона с э-э...

– С винносурьмянонатриевой солью и виннокалиенатриевой СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава солью...

– ...должны впредь стоять на полке рядом, – твердо окончил я.

– Сейчас очередное, – продолжал мистер Болдер. – Что вы предпочитаете в качестве среды, когда изготовляете массу для таблеток: магнезию и углекислую соль либо глицирозурэдикс в порошке?

– Я... э... магнезию, – произнес я. Все-же это было легче выговорить.

Болдер недоверчиво взглянул на меня СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава через очки.

– А я признаю только глицирозурэдикс, – произнес он. – Магнезия спекается.

Куцее молчание.

– Ну вот, снова так именуемая амнезия, – произнес он, передавая мне газету, и указал пальцем заметку. – Не верю я в эти истории. В 9 случаях из 10 это наверное притворство. Опротивели человеку служба и семейство, пришла охота развлечься. Вот он СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава и убигает из дому, а когда его отыщут, прикидывается, как будто растерял память: не помнит собственного имени и не выяснит супругу даже по родимому пятну на левом плече. Утрата памяти! Вроде бы не так! Почему же они ее не теряют сидя дома?

Я взял газету и под хлестким СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава заголовком прочел последующие строчки:

«Денвер, 12 июня. – Элвин С. Белфорд, узнаваемый юрист, три денька вспять при таинственных обстоятельствах пропал из дому, и все пробы его разыскать остаются напрасными. Мистер Белфорд – человек узнаваемый в нашем городке и принадлежит к вершине нашего общества: он очень преуспевающий юрист. Он женат, обладатель красивого дома и СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава наибольшей личной библиотеки во всем штате. В денек таинственного исчезновения мистер Белфорд снял со собственного текущего счета в банке значительную сумму. С того времени никто его не лицезрел. Мистер Белфорд всегда был человеком на уникальность уравновешенным, к тому же домоседом и, казалось, был полностью доволен собственной домашней жизнью и СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава собственной деятельностью. Разъяснить его странноватое исчезновение можно разве только тем, что несколько месяцев попорядку он очень напряженно работал над сложной тяжбой Н-ской жд компании. Боятся, что последнее переутомление воздействовало на его рассудок. Принимаются все меры для того, чтоб найти пропавшего».

– Вы, кажется, уж очень недоверчивы, мистер СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава Болдер, – произнес я, прочитав заметку. – А по-моему, все это полностью правдоподобно. С какой стати человек, преуспевающий, почетаемый, счастливый в домашней жизни, вдруг возьмет и все бросит? Я знаю, такие провалы памяти вправду бывают, людей вносит неизвестно куда, они не помнят ни собственного имени, ни прошедшего, ни родного дома.

– Чушь СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава и абсурд! – воскрикнул Болдер. – Просто они желают развлечься. Уж очень все стали образованные. Мужчины прослышали про эту самую амнезию и прикрываются ею. Ну и дамы туда же. Когда им уже не отвертеться, они глядят вам прямо в глаза и дают самое научное разъяснение: «Он меня загипнотизировал!»

Так мистер Болдер СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава позабавил меня своими замечаниями и философией, но это мне никак не посодействовало.

Мы прибыли в New-york вечерком, около 10. Я взял извозчика, поехал в гостиницу и записал в книжке для приезжих свое имя: Эдвард Пинкхаммер. При всем этом мною завладела расчудесная, исступленная, одурманивающая легкость – чувство бескрайней свободы, открывшихся новых способностей СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава. Я как будто поновой родился. Каковы бы ни были цепи, что до этого сковывали меня по рукам и по ногам, сейчас они разбились. Будущее лежало передо мной, точно ровненькая, гладкая дорога перед ребенком, чуть ставшим на ноги, но я вступал на нее, вооруженный познаниями и опытом взрослого.

Мне СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава показалось, что портье очень длительно меня рассматривает. У меня ведь не было никакого багажа.

– Я на конгресс провизоров, – объяснил я. – Мой чемодан кое-где задержался.

И я вынул из кармашка пачку средств.

– Как, как, – произнес портье, сверкнув в ухмылке золотым зубом. – У нас тормознуло много делегатов с Запада. – И СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава гулком подозвал мальчишку-рассыльного.

Я постарался еще убедительней сыграть свою роль.

– У нас на Западе на данный момент появилось новое течение, – произнес я. – Мы выдвинем на конгрессе предложение хранить флаконы, содержащие виннокислый калий с сурьмой и виннокислый калий с натрием в конкретном соседстве, на одной и той же полке.

– Проводи СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава джентльмена в триста четырнадцатый, – поспешно отдал приказ портье мальчику. И меня мигом переправили в номер.

Назавтра я купил чемодан и кое-что из одежки и зажил жизнью Эдварда Пинкхаммера. Разламывать голову над загадками моего прошедшего я не стал.

Большой город, раскинувшийся на островах, поднес к моим губам пряную СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, сверкающую чашу. Я с благодарностью припал к ней. Ключи от Манхэттена принадлежат тому, кто их способен удержать. Становишься или гостем этого городка, или его жертвой – третьего не дано.

Следующие некоторое количество дней блестели всеми цветами радуги. Эдварду Пинкхаммеру, хоть он и появился на свет считанные часы тому вспять СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, выпало редчайшее счастье придти в этот пестрый и интересный мир человеком, полностью сложившимся и ничем не связанным. Я посиживал в театрах, в ресторанах на крыше, где тебя, околдованного, как будто на сказочном ковре-самолете, переносят в неизвестные замечательные края, населенные игривой музыкой, радостными красотками и забавно-нелепыми, уморительными карикатурами на род человеческой СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава. Я шел куда вздумается, и никто мне был не указ, ничто не помеха – ни место, ни время, ни правила приличия. Я обедал в диковинных кабачках, отведывал диковиннейшие яства под звуки цыганского оркестра, под буйные клики неугомонных живописцев и архитекторов. Бывал я и там, где ночная жизнь трепещет в электронных СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава лучах, точно на ленте кинематографа, где можно узреть разом все банты и шляпки, все золото и драгоценности, какие есть на свете; там забавно встречаются те, кого все это декорирует, и те, по чьей милости это может быть, и все совместно представляет собою очень ободряющее и яркое зрелище. И из СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава всего этого я извлек себе урок. Я сообразил, что ключ к свободе совсем не в Распущенности, но в соблюдении Условности. У ворот Обходительности нужно платить пошлину, по другому не войдешь в страну Свободы. За всей пышностью и видимым кавардаком, за показным блеском и непринужденностью я рассмотрел СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, что все подчинено этому металлическому закону, хоть он и не оказывается на виду. А стало быть, повинуйся на Манхэттене этим неписаным законам – и ты свободнейший из свободных. Если же ослушаешься их, будешь арестантом в путах.

Время от времени, глядя по настроению, я прогуливался обедать в величавые залы с пальмами по углам, где СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава говорят вполголоса, где все пропитано аристократизмом и утонченной сдержанностью. А другой раз плавал на пароходиках, битком набитых крикливыми, запанибратскими клерками и продавщицами в поддельных драгоценностях; без стеснения целуясь и флиртуя у всех на очах, они торопились на побережье, к дешевеньким грубым утехам. И всегда под рукою был СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава Бродвей – сверкающий огнями, шикарный, опасный, изменчивый. Хотимый Бродвей, который затягивает, как опиум.

В один прекрасный момент посреди денька, когда я возвратился в гостиницу, в коридоре мне заградил дорогу плотный усатый и носатый мужик. Я желал пройти минуя, но он с оскорбительной фамильярностью обратился ко мне.

– Привет, Белфорд! – заорал СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава он. – Что вы делаете в Нью-Йорке, черт подери? Уж вот не задумывался, что вас можно оторвать от книжек и вынуть из вашей берлоги! И жена с вами? Либо у вас здесь свои делишки?

– Вы обознались, сэр, – холодно сделал возражение я, высвобождая руку, которую он прочно стиснул. – Меня зовут СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава Пинкхаммер. Извините, я спешу.

Он посторонился, и на лице его выразилось изумление. Я пошел к портье за ключом и слышал, как усатый подозвал рассыльного и произнес что-то насчет телеграфного бланка.

– Приготовьте мой счет, – произнес я портье. – И пусть уложат и через полчаса снесут вниз мои вещи. Я не СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава желаю оставаться там, где ко мне пристают какие-то черные личности.

В тот же денек я перебрался в другую гостиницу – размеренную, старомодную, сначала Пятой авеню.

Чуток в стороне от Бродвея есть ресторан, где можно поесть практически alfresco, отгородясь от окружающего мира стеною тропических растений. Кругом роскошь и тишь, обслуживают СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава потрясающе, и поэтому тут очень приятно позавтракать либо перекусить. В один прекрасный момент я пришел сюда и уже направлялся к свободному столику посреди папоротников, как вдруг меня придержали за рукав.

– Мистер Белфорд! – воскрикнул умопомрачительно милый голосок. Я обернулся – передо мной в одиночестве посиживала дама, лет 30, с необычно прекрасными очами СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава и смотрела на меня так, как будто я ее давнешний и лаского возлюбленный друг.

– Вы чуток было не прошли мимо, – с упреком произнесла она. – И не вздумайте уверять, что вы меня не узнали. Почему бы нам хоть раз в пятнадцать лет не пожать друг дружке руки?

Я тотчас пожал ей СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава руку. Позже сел напротив нее. Движением бровей подозвал маячившего вблизи официанта. Дама лениво колупала ложечкой апельсинное мороженое. Я заказал сrиmеdementhe. Ее волосы были цвета красной бронзы. Но глядеть на их не удавалось, так как нереально было оторваться от ее глаз. И все таки ни на миг не оставляло СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава чувство, что перед тобой бронзовеют эти волосы, так всегда чувствуещь закат, когда в сумерки смотришь в глубь леса.

– Вы убеждены, что вы меня понимаете? – спросил я.

– Нет, – с ухмылкой ответила она. – В этом я никогда не была уверена.

– А что бы вы поразмыслили, – с опаской спросил я, – если вам сказать, что СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава меня зовут Эдвард Пинкхаммер и я приехал из Корнополиса, штат Канзас?

– Что бы я помыслила? – повторила она, и глаза ее забавно блеснули. – Ну, естественно, пошевелила мозгами бы, что вы не привезли с собой в New-york миссис Белфорд. И это очень жалко. Я с наслаждением повидала бы СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава Мэриан. – Она немного снизила глас. – Вы все таковой же, Элвин.

Красивые глаза испытующе впивались в мое лицо, ловили мой взор.

– Вобщем, нет, вы поменялись, – поправилась она, и в ее голосе зазвучали мягенькие ликующие ноты. – Сейчас я вижу. Вы не запамятовали. Bы не забывали ни на год, ни на денек, ни на СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава час. Я ведь вам гласила, что не забудете.

Я смятенно ткнул соломинкой в ликер.

– Ради бога, простите меня, – произнес я, поеживаясь под ее пристальным взором. – Но в том-то и дело. Я запамятовал. Я все запамятовал.

Она отмахнулась от моих слов. И обворожительно засмеялась над кое-чем, что СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава увидела в моем лице.

– До меня время от времени доходили слухи о вас, – продолжала она. – Вы сейчас таковой видный юрист кое-где там на Западе – в Денвере, кажется? Либо в Лос-Анджелесе? Должно быть, Мэриан очень вами гордится. Вы, наверное, понимаете, я вышла замуж через полгода после вашей СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава свадьбы. Об этом писали в газетах. Одних цветов было на две тыщи баксов.

Как она ранее произнесла – пятнадцать лет? Да, пятнадцать лет – это сильно много.

– Не очень ли поздно принести вам мои поздравления? – несколько робея, спросил я.

– Нет, если вы на это отважитесь, – ответила она с таковой прекрасной смелостью, что я СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава замолк и принялся смущенно чертить ногтем по скатерти.

– Скажите мне только одно, – попросила она и резко наклонилась ко мне. – Я уже много лет желаю это знать... очевидно, просто из дамского любопытства: отважились ли вы после того вечера хоть раз коснуться белоснежной розы, либо понюхать ее... либо только поглядеть СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава на белоснежную розу, мокроватую от росы и дождика?

Я отхлебнул из собственного бокала.

– Стоит повторять, что я не могу ничего такового припомнить, – произнес я со вздохом. – Память моя никуда не годится. И нужно ли гласить, как я об этом сожалею.

Дама облокотилась на стол, и взгляд ее опять СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава пренебрег моими словами и каким-то своим загадочным методом просочился мне прямо в душу. Она мягко рассмеялась, и как-то удивительно прозвучал еe хохот: то был счастливый хохот, да, и еще в нем слышалось довольство... да и печаль. Я попробовал отвести глаза.

– Вы лжете, ЭлвинБелфорд, – с упоением прошептала она. – Да СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава-да, я знаю – вы лжете.

Я глупо глядел в папоротники.

– Меня зовут Эдвард Пинкхаммер, – произнес я. – Я приехал сюда с делегатами всеамериканского конгресса провизоров. У нас на Западе на данный момент появилось новое течение: мы хотим предложить ставить флаконы с винносурьмянонатриевой солью и с виннокалиенатриевой солью по другому, чем ставили СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава до сего времени, но вам это, наверное, неинтересно.

У входа в ресторан тормознула сверкающая коляска. Дама поднялась. Я взял ее протянутую руку и поклонился.

– Мне очень, очень жалко, что память мне изменила, – произнес я. – Я мог бы все вам разъяснить, но, боюсь, вы не поймете. Вы не соглашаетесь на Пинкхаммера СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, а я, право, не могу понять эти... эти розы и все такое.

– Прощайте, мистер Белфорд, – ответила она все с той же грустно-счастливой ухмылкой и села в коляску.

В тот вечер я пошел в театр. Когда я возвратился в гостиницу, около меня, как по волшебству, появился некий умеренный на СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава вид человек в черном костюмчике, он полировал для себя ногти шелковым носовым платком и, казалось, был всецело поглощен этим занятием.

– Мистер Пинкхаммер, – небережно начал он, отдавая все внимание собственному указательному пальцу, – не могли бы вы уделить мне пару минут? Может быть, пройдем в ту комнату и побеседуем СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава?

– Извольте, – ответил я.

Он провел меня в небольшую отдельную гостиную. Там дожидалась какая-то пара. Дама, наверное, была бы очень хороша собой, если б лицо ее не омрачали мучительная тревога и вялость. Роскошная фигура, а черты лица, цвет волос и глаз как раз в моем вкусе. На ней СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава был дорожный костюмчик; в необычном волнении она впилась в меня взором и придавила к груди дрожащую руку. Казалось, она готова кинуться ко мне, но стоявший рядом мужик императивным движением руки приостановил ее. Позже он направился ко мне. Ему было лет 40, на висках седина, лицо мужественное, суровое.

– Белфорд, дружище, – сердечно СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава произнес он, – я так рад опять тебя созидать! Естественно, мы не сомневались, что ты живой и здоров. Я же тебя предупреждал, что ты очень переутомляешься. Сейчас ты поедешь с нами и дома сходу придешь в себя.

Я саркастически улыбнулся:

– Меня уже так нередко обзывали Белфордом, что я, кажется, привык и СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава не стал возмущаться. Но, в конце концов, это может и надоесть. Не угодно ли вам попытаться осознать, что меня зовут Эдвард Пинкхаммери что я вас вижу 1-ый раз в жизни?

Он не успел ответить: у дамы вырвался жалобный вопль, практически рыдание. Она вскочила, и он зря пробовал ее удержать.

– Элвин! – всхлипнула СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава она, ринулась ко мне и прочно меня обняла. – Элвин! – опять кликнула она. – Не разбивай мне сердечко! Я твоя супруга, назови меня хоть раз по имени! Лучше бы ты погиб, чем стал таким!

Я уважительно, но твердо отвел ее руки.

– Боярыня, – произнес я строго, – извините меня, но вы СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава очень неосмотрительно принимаете на веру случайное сходство. Очень жалко, – продолжал я и засмеялся – так меня позабавила эта идея, что нас с этим Белфордом нельзя держать рядышком на одной полке, как винносурьмянонатриевую соль с виннокалиенатриевой, тогда было бы легче отличить 1-го от другого. Если вам неясно это иносказание, последите за работой всеамериканского СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава конгресса провизоров.

Дама оборотилась к собственному спутнику и схватила его за руку.

– Что все-таки это такое, доктор Волни? – простонала она. – Ох, да что все-таки это?

Доктор повел ее к двери.

– Пойдите пока в свою комнату, – произнес он ей. – Я останусь и поговорю с ним. Его СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава рассудок? Нет, не думаю... разве что задет некий маленькой участок мозга. Да, естественно, оздоровеет. Идите к для себя и оставьте нас одних.

Дама вышла. Человек в черном костюмчике тоже вышел, как и раньше с задумчивым видом полируя ногти. Кажется, он остался в вестибюле.

– Я желал бы с вами СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава побеседовать, мистер Пинкхаммер, если разрешите, – произнес тот, кто остался.

– Пожалуйста, если вам так охото, – ответил я. – Но, уж извините, я устроюсь поудобней: я утомился.

И я растянулся на кушетке у окна и закурил сигару. Он пододвинул стул ближе и сел.

– Давайте без излишних слов, – начал он дружелюбно. – Вас зовут СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава совсем не Пинкхаммер.

– Я это знаю не ужаснее вас, – хладнокровно произнес я. – Но ведь необходимо же человеку хоть какое-то имя. Могу вас заверить, что я совершенно не в экстазе от имени Пинкхаммер. Но, когда нужно мгновенно себя как-то прозвать, прекрасные имена почему-либо не придумываются. Хотя... вдруг СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава бы мне пришло в голову назваться Шерингхаузеном либо Скроггинсом! По-моему, Пинкхаммер не так плохо.

– Вас зовут ЭлвинБелфорд, – очень расслабленно продолжал доктор. – Вы один из наилучших адвокатов в Денвере. Вы мучаетесь приступом амнезии и на время запамятовали, кто вы таковой. Предпосылкой было переутомление и, может быть, очень одинаковая жизнь и недочет наслаждений СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава. Дама, которая только-только вышла отсюда, – ваша супруга.

– Я бы произнес, прекрасная женшина, – увидел я, малость поразмыслив. – В особенности мне приглянулся каштановый колер ее волос.

– Таковой супругой можно гордиться. С того времени как вы пропали, практически две недели она, можно сказать, не смыкала глаз. О том, что вы СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава в Нью-Йорке, мы узнали из телеграммы АйсидораНьюмена, это наш знакомый коммивояжер из Денвера. Он сказал, что повстречал вас в гостинице и вы его не узнали.

– Да, кажется, был таковой случай, – произнес я. – Он именовал меня Белфордом, если не ошибаюсь. Но не пора ли вам представиться?

– Меня СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава зовут Роберт Волни, доктор Волни. Я был вашим близким другом целых 20 лет и пятнадцать из их – вашим доктором. Мы с миссис Белфорд приехали сюда находить вас, как получили телеграмму. Постарайся, Элвин, дружище... постарайся все вспомнить.

– Что толку стараться? – сделал возражение я и нахмурился. – Вы гласите, что вы доктор. Тогда скажите СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава: амнезия излечима? Когда человек теряет память, как она к нему ворачивается – равномерно либо сходу?

– Время от времени равномерно и не до конца, а время от времени так же в один момент, как пропала.

– Возьметесь ли вы меня вылечивать, доктор Волни? – спросил я.

– Старенькый друг, – ответил он, – я сделаю все, что исключительно СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава в моих силах и во власти науки, чтоб тебя излечить!

– Отлично, – произнес я. – Считайте, что я ваш нездоровой. Но раз так, не забудьте о докторской тайне.

– Ну очевидно, – отвечал доктор Волни.

Я встал с кушетки. На стол среди комнаты кто-то поставил вазу белоснежных роз – большой букет белоснежных роз СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, ароматных, не так давно сбрызнутых водой. Я выкинул их из окна как можно далее и опять погрузился на кушетку.

– Ну, вот что, Бобби, – произнес я, – лучше уж я вылечусь сходу. Я и сам утомился от всего этого. А сейчас пойди приведи Мэриан. Но если б ты знал СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, – прибавил я со вздохом и ткнул его пальцем в бок, – если бы ты знал, дружище, как это было восхитительно!

1908

А.П.Чехов

СИЛЬНЫЕ Чувства

Дело происходило не так издавна в столичном окружном суде. Присяжные заседатели, оставленные в суде на ночь, до того как лечь спать, завели разговор о сильных чувствах СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава. Их навело на это воспоминание об одном очевидце, который стал заикой и поседел, по его словам, благодаря некий ужасной минутке. Присяжные порешили, что, до того как заснуть, любой из их пороется в собственных мемуарах и скажет чего-нибудть. Жизнь людская коротка, но все таки нет человека, который мог бы похвастать СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, что у него в прошедшем не было страшных минут.

Один присяжный сказал, как он утопал; другой поведал, как в один прекрасный момент ночкой он в местности, где нет ни докторов, ни аптекарей, отравил собственного малыша, давши ему по ошибке заместо соды цинкового купороса. Ребенок не погиб, но отец СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава чуть не сошел с разума. 3-ий, еще нестарый, больной человек, обрисовал два собственных покушения на суицид: раз стрелялся, другой раз ринулся под поезд.

4-ый, небольшой, щеголевато одетый толстяк, поведал последующее:

- Мне было 20 два - 20 три года, не больше, когда я по уши втюрился в свою теперешнюю супругу и сделал ей предложение... Сейчас я СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава с наслаждением высек бы себя за раннюю свадьбу, но тогда не знаю, что было бы со мной, если б Наташа ответила мне отказом. Любовь была самая реальная, такая, как в романах обрисовывают, обезумевшая, страстная, и прочее. Мое счастье душило меня, и я не знал, куда мне СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава уйти от него, и я надоел и папе, и товарищам, и прислуге, рассказывая повсевременно о том, как пылко я люблю. Счастливые люди - это самые назойливые, самые скучноватые люди. Я надоедал жутко, даже сейчас мне совестно...

Меж товарищами был у меня тогда один начинающий юрист. Сейчас этот юрист известен на СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава всю Россию, тогда же он только-только заходил в силу и не был еще богат и известен так, чтоб при встрече постарым товарищем иметь право не узнавать, не снимать шапки. Бывал я у него раз либо два в неделю. Когда я приходил к нему, мы оба разваливались на диванчиках СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава и начинали философствовать.

Как-то я лежал у него на диванчике и толковал о том, что нет неблагодарнее профессии, как адвокатская. Мне хотелось обосновать, что трибунал, после того как допрос очевидцев окончен, просто может обойтись без прокурора и без заступника, так как тот и другой не необходимы и только СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава мешают. Если взрослый, духовно и интеллектуально здоровый присяжный заседатель убежден, что этот потолок бел, что Иванов виновен, то биться с этим убеждением и одолеть его не способен никакой Демосфен. Кто может уверить меня, что у меня рыжеватые усы, если я знаю, что они темные? Слушая оратора, я, может быть, и расчувствуюсь СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава и заплачу, но коренное убеждение мое, основанное большею частью на очевидности и на факте, нисколечко не поменяется. Мой же юрист обосновывал, что я молод к тому же глуповат и что я говорю мальчишеский вздор. По его воззрению, тривиальный факт оттого, что его освещают честные, сведущие люди, становится еще очевиднее СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава - это раз; во-2-х, талант – это стихийная сила, это ураган, способный обращать в пыль даже камешки, а не то что таковой пустяк, как убеждения мещан и негоциантов 2-ой гильдии. Людской немощи биться с талантом так же тяжело, как глядеть, не мигая, на солнце либо приостановить ветер. Один обычный СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава смертный силою слова направляет тыщи убежденных дикарей в христианство; Одиссей был убежденнейший человек в свете, но спасовал перед сиренами, и т.д.. Вся история состоит из схожих примеров, а в жизни они встречаются на каждом шагу, да так и должно быть, по другому умный и профессиональный человек не имел бы никакого СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава достоинства перед болваном и бесталантным.

Я стоял на собственном и продолжал обосновывать, что убеждение посильнее всякого таланта, хотя, поправде, сам не мог точно найти, что такое конкретно убеждение и что такое талант. Возможно, гласил я, только чтоб гласить.

- Взять хоть тебя... - произнес юрист. - Ты убежден в текущее СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава время, что твоя жена ангел и что нет во всем городке человека счастливее тебя. А я для тебя говорю: довольно мне 10 - 20 минут, чтоб ты сел за этот самый стол и написал отказ собственной жене.

Я засмеялся.

- Ты не смейся, я говорю серьезно, - произнес компаньон. - Захочу, и через 20 минут ты будешь счастлив СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава от мысли, что для тебя не надо жениться. У меня не бог известие какой талант, но ведь и ты не из сильных.

- А ну-ка, попробуй! - произнес я.

- Нет, для чего же? Я ведь это так только гласить. Ты мальчишка хороший, и было бы безжалостно подвергать тебя такому опыту СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава. И к тому же я сейчас не в ударе.

Мы сели ужинать. Вино и мысли о Наташе, моя любовь заполнили всего меня чувством юности и счастья. Счастье мое было так беспредельно велико, что сидевший против меня юрист с его зеленоватыми очами казался мне злосчастным, таким небольшим, сереньким СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава...

- Попробуй же! - приставал я к нему. - Ну, прошу!

Юрист покачал головой и поморщился. Я, видимо, уже начал надоедать ему.

- Я знаю, - произнес он, - после моего опыта ты мне спасибо скажешь и назовешь меня спасателем, но ведь необходимо и о жене поразмыслить. Она тебя любит, твой отказ принудил бы ее мучиться СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава. А какая она у тебя красота! Завидую я для тебя.

Юрист вздохнул, испил вина и стал гласить о том, какая красота моя Наташа. У него был необычный дар обрисовывать. Про дамские реснички либо мизинчик он мог наговорить вам целую кучу слов. Слушал я его с удовольствием.

- Лицезрел СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава я на собственном веку много дам, - гласил он, - но даю для тебя добросовестное слово, говорю, как другу, твоя Наталья Андреевна - это перл, это редчайшая женщина. Естественно, есть и недочеты, их даже много, если хочешь, но все таки она обворожительна.

И юрист заговорил о недочетах моей жены. Сейчас я отлично понимаю, что это СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава гласил он вообщем о женщинах, об их слабеньких сторонах вообщем, мне же тогда казалось, что он гласит только о Наташе. Он восхищался вздернутым носом, вскрикиваниями, визгливым хохотом, жеманством, конкретно всем тем, что мне так в ней не нравилось. Все это, по его воззрению, было нескончаемо мило, грациозно СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, женственно. Неприметно для меня он скоро с экзальтированного тона перебежал на отечески поучительный, позже на легкий, презрительный... Председателя суда с нами не было, и некоторому было приостановить расходившегося адвоката. Я не успевал рта разинуть, ну и что я мог сказать? Компаньон гласил не новое, издавна уже всем известное, и весь СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава яд был не в том, что он гласил, а в анафемской форме. Другими словами черт знает какая форма! Слушая его тогда, я удостоверился, что одно и то же слово имеет тыщу значений и цветов, глядя по тому, как оно произносится, по форме, какая придается фразе. Естественно, я СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава не могу передать вам ни этого тона, ни формы, скажу только, что, слушая компаньона и шагая из угла в угол, я возмущался, негодовал, презирал с ним совместно. Я поверил ему даже, когда он со слезами на очах заявил мне, что я величавый человек, что я достоин наилучшей участи, что мне предстоит в СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава дальнейшем совершить что-то такое особое, чему может помешать свадьба!

- Друг мой! - восклицал он, прочно пожимая мне руку. - Умоляю тебя, заклинаю: остановись, пока не поздно. Остановись! Да хранит тебя небо от этой необычной, беспощадной ошибки! Друг мой, не губи собственной юности!

Желаете, веруйте, желаете - нет, но в конце СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава концов я посиживал за столом и писал собственной жене отказ. Я писал и радовался, что еще не ушло время поправить ошибку. Запечатав письмо, я поторопился на улицу, чтоб опустить его в почтовый ящик. Со мной пошел и юрист.

- И отлично! Потрясающе! - похвалил он меня, когда мое письмо к Наташе пропало СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава во мраке почтового ящика. - От всего сердца тебя поздравляю. Я рад за тебя.

Пройдя со мной шагов 10, юрист продолжал:

- Естественно, брак имеет и свои отличные стороны. Я, к примеру, принадлежу к числу людей, для которых брак и домашняя жизнь - все.

И он уже описывал свою жизнь, и предо СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава мною предстали все бесчинства одинокой, холостой жизни.

Он гласил с экстазом о собственной будущей супруге, о сладостях обычной, домашней жизни и восхищался так прекрасно, так от всей души, что, когда мы подошли к его двери, я уже был в отчаянии.

- Что ты делаешь со мной, страшный человек?! - гласил я задыхаясь СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава. - Ты сгубил меня! Для чего ты принудил меня написать то окаянное письмо? Я люблю ее, люблю!

И я клялся в любви, я приходил в кошмар от собственного поступка, который уже казался мне одичавшим и глупым. Посильнее того чувства, которое испытал я в то время, и представить, господа, нереально. О СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 3 глава, что я тогда пережил, что ощутил! Если б нашелся хороший человек, который подсунул мне в ту пору пистолет, то я с удовольствием пустил бы для себя пулю в лоб.


sm-chudes-svtu-referat.html
sm-k-zanyatiyam-1-8-chastnaya-patologiya.html
sm-ob-osnovah-gosudarstvennoj-sluzhbi-rossijskoj-federacii-federzakon-ot-31-iyulya-1995-g-119-fz-rossijskaya-gazeta-1995-31.html