Сложность и нестабильность

Процесс экономической глобализации был преднамеренно организован более развитыми капиталистическими государствами (так именуемой «большой семеркой»), ведущими транснациональными корпорациями и сделанными специально для этой цели глобальными финансовыми институтами — сначала Глобальным банком[32], Интернациональным денежным фондом (МВФ) и Глобальной торговой организацией (ВТО).

Нельзя сказать, но, что процесс этот проходил гладко. Как глобальные денежные сети Сложность и нестабильность достигнули некого уровня трудности, их нелинейные взаимодействия привели к установлению стремительных оборотных связей, которые породили огромное количество неожиданных эмергентных явлений. Сформировавшаяся таким макаром новенькая экономика так сложна и противоречива, что не поддается анализу в обычных экономических определениях. Так, Энтони Гидденс, сейчас директор настолько престижного заведения, как Английская школа Сложность и нестабильность экономики, признает: «Новый капитализм, являющийся одной из движущих сил глобализации, — это в некий мере загадка. Мы до сего времени не полностью представляем для себя, как он функционирует» [19].

В электронно-управляемом глобальном казино денежные потоки не подчиняются какой-нибудь рыночной логике. Рынки повсевременно подвергаются манипулированию и трансформациям вследствие внедрения просчитанных на Сложность и нестабильность компьютере стратегий, личных чувств влиятельных аналитиков, их потрясают политические действия по всему миру и главное — неожиданные возмущения, вызванные сложным взаимодействием потоков капитала в этой значительно нелинейной системе. Такие по сути неконтролируемые возмущения играют в ценообразовании и рыночных тенденциях настолько же вескую роль, как классические причины спроса и предложения [20].

Каждодневный оборот Сложность и нестабильность одних только глобальных денежных рынков составляет более 2-ух триллионов баксов, и так как эти рынки в значимой мере определяют курс государственных валют, конкретно они — одна из главных обстоятельств неспособности правительств держать под контролем экономическую политику [21]. В итоге в последние годы мы стали очевидцами нескольких массивных денежных кризисов — от мексиканского Сложность и нестабильность в 1994 году до азиатско-тихоокеанского в 1997, русского в 1998 и бразильского в 1999.

Большим государственным экономикам с развитой банковской системой, обычно, удается пережить денежные возмущения с наименьшими и краткосрочными потерями, чего не скажешь о так именуемых «формирующихся рынках» [33] государств Юга, с их маленькими в масштабах мирового рынка экономиками [22]. Из-за массивного Сложность и нестабильность потенциала экономического развития эти страны перевоплотился в вкусный кусок для игроков интернационального казино, которые делают большие вложения в формирующиеся рынки, но отзывают свои средства при мельчайших признаках неблагополучия.

Поступая так, они дестабилизируют маленькую экономику, стимулируют бегство капитала и вызывают реальный кризис. Чтоб возвратить доверие инвесторов, МВФ обычно Сложность и нестабильность вынуждает такую страну подымать норму процента, что безизбежно отзывается усугублением локального экономического спада. От последних обвалов денежных рынков пострадало, таким макаром, около 40 % населения Земли [23].

Предпосылки азиатского денежного кризиса экономисты лицезрели в «структурных» факторах азиатских государств — таких, как неразвитая банковская система, правительственное регулирование и недостающая финансовая прозрачность. Вкупе с тем Сложность и нестабильность, как отмечает прошлый председатель Совета управляющих Федеральной запасной системы США Пол Волкер, ни об одном из этих причин нельзя сказать, что он в один момент появился, не был известен заблаговременно либо вдруг резко усугубился. «Совершенно разумеется, — заключает Волкер, — что мы что-то упустили в собственном анализе и отклике на ситуацию... Эта неувязка Сложность и нестабильность не региональная, а общемировая. И очень почти все свидетельствует о ее системном характере» [24]. По Мануэлю Кастеллсу, непостоянность внутренне присуща денежным сетям новейшей экономики. В их появляются непредсказуемые информационные возмущения, способные вышибить из колеи не то что всякую компанию, да и хоть какое правительство либо регион, независимо от Сложность и нестабильность их экономической эффективности [25].

В свете произнесенного представляется небезынтересным применить к анализу этого парадокса системное осознание жизни. Новенькая экономика представляет собой глобальную метасеть сложных технологических и человечьих взаимодействий, окутанную множественными значительно неравновесными оборотными связями, которые порождают бесконечное обилие эмергентных феноменов. Собственной созидательной способностью, приспособляемостью и когнитивными свойствами такая система, непременно, сходна Сложность и нестабильность с живыми сетями, но она не отличается устойчивостью, которая также относится к числу важных свойств живого. Информационные цепи глобальной экономики работают на таких огромных скоростях и питаются настолько множеством источников, что повсевременно отзываются на информационные возмущения, а в итоге вся система выходит из-под контроля.

Повсевременно нестабильными могут стать и Сложность и нестабильность живы организмы либо экосистемы, но в таком случае они в какой-то момент исчезают с лица земли вследствие естественного отбора. Выживают только те системы, которые владеют внутренними стабилизирующими процессами. В глобальной же экономике источником таких процессов должны стать человеческое сознание, культура и политика. Другими словами, чтоб стабилизировать Сложность и нестабильность новейшую экономику, нам нужно создать и ввести в действие некоторые регуляторные механизмы. Как резюмирует Роберт Каттнер, редактор прогрессивного журнальчика «Америкэн проспект», «ставки просто-напросто очень высоки, чтоб позволять спекулятивному капиталу и колебаниям денежных курсов определять судьбу реальной экономики» [26].


sluchaj-iz-sudebnoj-praktiki-8-glava.html
sluchaj-v-lesu-cherepashki-nindzya-i-karlik-kon.html
sluchajnie-cvideteli-kniga-pervaya-inie.html